Между двух зол. Выборы в Украине все больше напоминают информационные теракты

Атмосфера накануне второго тура президентских выборов все менее выносима. Ненависть становится такой плотной, что из нее, кажется, уже скоро можно будет стрелять

Украинские выборы доказали уже много чего, например, что самозабвенная борьба со злом неизбежно приводит к преумножению этого самого зла.

Видео, в котором одного из кандидатов в президенты как бы сбивает тяжелый грузовик, наделало много шуму. И хотя ни один из противоборствующих штабов не взял на себя ответственность за этот информационный теракт, стало ясно, что ставки в игре резко повысились. Политическая борьба может перейти, если уже не перешла, от дискурса диффамаций и дезинформаций, пусть грязного, но условно безобидного, к дискурсу насилия.

Это не первая в нашей истории президентская кампания, финал которой подается общественному мнению как последняя битва Добра и Зла

Где на кону – не просто будущее страны, а само ее существование. И уже не первый раз мы выбираем себе главнокомандующего в условиях незаконченной войны.

Угрозы реальны, как реален и страх миллионов людей – что будет, если мы ошибемся с выбором, если приведем к присяге не того парня? Не удивительно, что дискуссии на политические темы сегодня ведутся почти исключительно на языке ненависти. Страх и ненависть в человеческом мозге “живут в одной квартире” – в миндалине, и часто ходят парой. Это нормально. Но это ненормальная нормальность.

Кандидаты перекидывают друг другу образ Путина как горячую картофелину, хотя мы понимаем, что они жонглируют образом войны, пытаясь убедить избирателей в том, что именно его – Порошенко или Зеленского – президентство является гарантией мира, а второй принесет на нашу землю только новую беду и новый виток агрессии. Отсюда и идея присвоить сопернику статус абсолютного Зла.

С точки зрения политтехнологий все сходится, это хорошо работает на мобилизацию сторонников и привлечение голосов неопределившихся. Но с психологической точки зрения есть нюансы.

Идея о том, что зло сущностно или субстанционально, то есть изначально закреплено за некими объектами, вывел из философской моды еще старик Кант. Он последовательно настаивал на том, что зло – производная от человеческой свободы воли, осознанное решение отступить от морального закона. Кстати, по Канту, мышление само по себе не является прививкой от зла. Более того, способность мыслить прекрасно справляется с обслуживанием злых намерений, только усиливая их эффективность, делая зло более изощренным.

Психологи взялись за исследование природы зла куда позже, но не менее основательно. Два классических эксперимента осуществили настоящий переворот в представлении человечества о самом себе; один из них поставил Стенли Милграм, второй – Филип Зимбардо.

Надо сказать, что к обоим исследованиям современные методологи имеют ряд обоснованных претензий, но их выводы в целом принимаются. Оказалось, что злодейство вовсе не является эксклюзивом выродков рода человеческого, а вполне обычные люди, ведущие размеренную благополучную жизнь, способны проявлять запредельную жестокость во вполне мирных бытовых ситуациях. Нужно всего ничего – чтобы кто-то в белом халате дал соответствующую санкцию.

Мы, люди – жестокий вид, однако в целях видового выживания нам приходится сдерживать агрессивные импульсы. Но стоит только легально отменить запрет, и понеслась. Испытуемые Милграма готовы были бить током в 300 вольт ни в чем не повинных мужчин, несмотря на их жалобные протесты, переходящие в истошные крики. Испытуемые Зимбардо изощрялись в изобретении пыток для своих товарищей по эксперименту, которым не повезло играть роль заключенных.

Следует сказать, что в обоих случаях зло не возникало сразу, а скорее постепенно вызревало в душах вовлеченных участников. Для выхода за пределы человечности требовалось всего три условия: расчеловечивание тех, кто оказался по другую сторону экспериментальной ситуации, присвоение себе моральной правоты и отрицание ответственности за происходящее.

Все три условия аккуратно соблюдены участниками политических дискуссий в Украине более чем полувека спустя.

Борьба с абсолютным злом в лице Зеленского (в большей степени) или Порошенко (тоже случается) – это такая же надежная санкция проявлять любую агрессию, как и указания человека в белом халате в эксперименте Милграма. “Мы же за правое дело, тут все средства хороши!”, – разные вариации этой мысли довольно часто мелькают в политических спорах.

“Если Зло не остановить прямо сейчас, случится непоправимое”, – тоже довольно популярная идея, которая создает ложное впечатление отсутствия выбора и, тем самым, отменяет всякую личную ответственность за неправомерные действия.

И все это произносится в контексте тотального расчеловечивания всех, кто оказался по другую сторону политического выбора. Граждане, проголосовавшие иначе, объявляются негражданами, недолюдьми, подлежащими в лучшем случае психологической коррекции, а в худшем – физическому устранению.

Атмосфера накануне второго тура президентских выборов все менее выносима. Ненависть становится такой плотной, что из нее, кажется, уже скоро можно будет стрелять. Граждане, обязавшие себя к борьбе с гипотетической победой сил зла, не замечают собственного вклада в раскачку ненависти. И это пугает настолько, что знаменитая картина Сальвадора Дали “Мягкая конструкция с вареными бобами”, более известная под названием “Предчувствие гражданской войны” на украинский вкус уже не кажется такой уж сюрреалистичной.

Моральный императив Канта выдвигает требование относиться к каждому человеку как к цели и никогда как к средству. Великий философ будто специально для нас, хотя нет, конечно, оставил назидание: без эмпатии, понимаемой как способность поставить себя на место другого, никакой разум не застрахован от жестокости.

Так что зло на украинских выборах победит только в том случае, если оно победит в каждом из нас.

Оригінальний допис

Show Buttons
Hide Buttons